Добавить
18+
Семья и дети

Как воспитать мужчину. Сыновья Сулеймана

В финале «Великолепного века» кипят страсти, главной из которых является борьба за наследование трона. Попробуем угадать, кто из троих шехзаде мог бы быть достойным преемником своего отца?

Любой родитель желает ребенку счастья, но надеется вырастить его
хорошим человеком. Можно ли здесь найти золотую середину?
Посмотрим на опыт воспитания детей правителя Османской империи.

Все наследники империи с рождения осознавали, что в будущем их ждет трон и большая ответственность властелина мира. И хотя каждый шехзаде по-своему был достоин занять почетное место, в каждом можно было найти и изъяны, которые могут лишить их такой привилегии. Если недостаток Джихангира, не позволяющий ему претендовать на престол, был виден всем вокруг, то пороки старших шехзаде мог разглядеть не каждый.

Мехмед рано вышел из игры, победителем которой становится наследник империи. Он пал жертвой кровавой гонки за власть, так и не успев почувствовать ее вкус. А вот его братья – Мустафа, Баязид и Селим – в полной мере ощутили двойственность своего положения. История сложилась так, как было суждено. В живых остался лишь один наследник престола, но был ли он самым достойным преемником своего отца? Кто их троих шехзаде мог бы с большей пользой претворить в жизнь планы султана?

Мустафа

Хюррем не раз повторяла, что ее война – это борьба не за власть, а за сохранение жизни своих детей. Шехзаде Мустафа – первенец султана, он мог более всех остальных рассчитывать на наследие отца просто потому, что был старшим из братьев. Неслучайно Хюррем бросила все свои силы на его устранение. Она осознавала, что хотя сын Махидевран не составляет угрозу для жизни ее детей, его окружение ни за что не оставило бы в живых потенциальных соперников. Даже если сам Мустафа был бы против смерти любимых братьев.

Однако если попросить всех поклонниц сериала «Великолепный век» проголосовать за одного из шехзаде, наверняка большая часть зрительниц отдала бы свой голос именно Мустафе, несмотря на симпатию к Хюррем. Во всех отношениях Мустафа был достойнейшим преемником Сулеймана. Он обладал достаточными знаниями, не был лишен храбрости и чести. Но главное – характер и поступки Мустафы формировались вокруг одной самой главной черты, которая прославила его отца – справедливость. Неслучайно Мустафу так любили подданные. В каждом его слове, в каждом движении и взгляде чувствовалось благородство, выделяющее его на фоне других шехзаде. Даже на смерть он шел с высоко поднятой головой, не желая ставить под сомнение решение султана. Самый главный его недостаток заключался лишь в том, что он не был сыном Хюррем.

Селим

Селим

Кто знает, смог бы Сулейман добиться таких высот и продержаться у власти десятки лет, не будь за его спиной такой женщины, как Хюррем. Несмотря на то, что характер Селима, наверное, меньше всего схож с характером его отца, все же в основе его могущества – тоже женщина. Юная венецианка Нурбану, ставшая правой рукой шехзаде, сделала едва ли не больше самой Хюррем ради того, чтобы ее возлюбленный взошел на престол.

Селима можно упрекать в нерешительности, в склонности убегать от проблем, погружаясь в пучину порока. Его можно считать малодушным или беспринципным, но среди всех этих нелицеприятных качеств есть одно, которое сделало его достойным трона в глазах Сулеймана. Это его умение прислушиваться к мудрым советам. Если Баязид не признавал авторитетов и полагал, что его положение делает его самого истиной в последней инстанции, то Селим осознавал то, что он всего лишь человек, который может ошибаться. Трусость Селима с лихвой окупалась его способностью делегировать свои решения сильной женщине – будь то Хюррем или Нубрану – в зависимости от того, кто его поддерживает на данный момент.

Баязид

Баязид

После казни Мустафы большинство его сторонников обратили свои взоры на шехзаде Баязида. Наверняка и сам Сулейман был бы рад видеть этого сына на троне. Его отвага, великодушие, верность своим убеждениям внушали уважение даже тем, кто ненавидел Хюррем и ее отпрысков. Он мог не задумываясь броситься в неравную битву, если знал, что за ним правда. Он мог выйти один без оружия к разъяренной толпе, потому что был уверен в том, что за его спиной – не только бесстрашный отец и всемогущая мать, а сила династии, сила его рода.

Баязид не был так простодушен, как его брат Мустафа. Он откровенно говорил, что не стал бы склонять голову перед отцом, если тот незаслуженно упрекнул бы его в измене. Но эта своенравность и стоила Баязиду поддержки султана. Его вспыльчивость и эмоциональность, хоть и были следствием открытого сердца, все же ставили его в проигрышное положение по сравнению с более проницательным и расчетливым братом. К сожалению, справедливость, которую Сулейман ставил превыше всего, не могла заменить умение выживать в паутине дворцовых интриг. Неспособность пойти на хитрость отбросила Баязида далеко за пределы соперничества за власть.

Непримиримая война между братьями уже давно утихла, и сейчас трудно сказать, кто из них был более достоин продолжить великое дело своего отца. Сегодня каждый волен выбрать, на чьей стороне будут находиться его личные симпатии, но историю невозможно повернуть вспять. Поэтому нам остается лишь погружаться в бурю страстей «Великолепного века» и извлекать для себя уроки.

Материалы по теме

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка