Добавить
18+
Семья и дети

Фаина Захарова: «Любовь - это всегда спасение»

Президент благотворительного фонда «Линия Жизни» всю жизнь занималась делами общественными и социально значимыми. Работа в Кавказском заповеднике, создание двух крупнейших природоохранных фондов...

Фаина Захарова: «Любовь - это всегда спасение»

В копилке ее достижений и многочисленные проекты по сохранению водно-болотных угодий, заповедников и национальных парков. Фаина Захарова считает общение с дикой природой величайшим счастьем в своей жизни. Но начав помогать природе и животным, она поняла, что может быть полезной тем, кто особо нуждается в помощи. Благотворительный фонд спасения тяжелобольных детей «Линия жизни» под ее руководством за время своего существования собрал более 955 миллионов рублей, что позволило оплатить проведение высокотехнологичных операций и спасти уже 5 тысяч 176 детей.

Фаина, как вам это удается? Деятельность фонда успешна, его красочные проекты на слуху и на виду, волонтеров прибывает – и  это в стране, где к благотворительности сложилось негативное отношение, где люди не приучены делиться и не испытывают потребности помочь другому!

Иногда я сама себе задаю этот вопрос... Это правда, что в нашей стране люди друг другу не доверяют, но уж если тебя услышали, ты должен быть безупречным. Доверие долго нарабатываешь и очень ценишь отношения, которые удалось установить с партнерами. Кстати, они покрывают наши административные расходы, аренду офиса, оклады сотрудникам, поэтому у нас есть возможность собранные средства полностью, стопроцентно, тратить на операции детям. Очень многие не верят благотворительным организациям, были некрасивые истории в этой области, последняя – с фондом «Федерация»... Для меня другой момент непонятен, когда пытаешься сделать что-то доброе, а в ответ получаешь негатив. Такие реакции стараюсь вынести за скобки. Есть огромное количество людей с другим отношением – пониманием, поддержкой... Значит, надо идти по этой дороге и опираться на этих людей. Я начинала в начале 90-х с природы была одним из создателей российского отделения Фонда дикой природы WWF, занималась программами спасения белого медведя, амурского тигра, овцебыка... Вот когда было стопроцентное недоверие, нас подозревали чуть ли не в шпионаже! Тогда собирать деньги на животных было очень сложно. На нас смотрели, как на не совсем нормальных подумаешь, тигры исчезают, тут на жизнь не хватает. Потихоньку ситуация меняется в позитивную сторону, сейчас уже таких жестких реакций нет. Люди стали понимать, что помогать надо. На детей средства собирать легче. Для большинства людей жизнь ребенка абсолютная ценность.

И все же ситуация с благотворительностью не представляется легкой – с одной стороны понятия морали, нравственности, милосердия за 20 лет дикого капитализма напрочь забыты, с другой – пафосные благотворительные мероприятия, проводимые, скажем, в Барвихе Luxury Village, раздражают и не вызывают доверия.

Забыты не совсем и не всеми. Что касается потратить больше, чем собрать для нас это неприемлемо, для нас приемлемо потратить 100 рублей и собрать два миллиона. Бывает, кто-то решает личные задачи с помощью благотворительности, бывает, что для кого-то это пиар, но я пришла к убеждению изначальная мотивация не важна. Я точно знаю, что она постепенно меняется, человека начинают волновать сущностные вещи. Это ведь магия сделав доброе дело, получаешь огромное ощущение счастья. Испытала это на собственном примере. Много лет назад мой друг по работе в Кавказском заповеднике, ставший священником, позвонил мне и, ни на что не рассчитывая, просто грустно поделился беда-беда, нет колоколов. Моя эмоциональная реакция: «Слушай, я собираю деньги на машину, забирай-ка ты их на свои колокола, только быстро». «Ты уверена?». «Уверена». Вечером рассказываю дочери, мол, так и так, а она мне: «Мам, как это правильно, какая ты умница!» То, что тогда почувствовала, я бы пожелала испытать всем такое невероятное ощущение радости и счастья, какого не испытывала больше никогда. Ни на секунду я не пожалела о своем решении, а машина просто появилась позже.

А чем занимается ваша дочь и остальные члены семьи?

Дочь закончила филфак, работала в разных галереях, сейчас живет в Италии с мужем-виноделом и двумя детишками, увлекается керамикой. Муж политолог, занимается общественными коммуникациями, помогает, сопереживает и участвует в работе фонда. Сестра, как и я, географ, работает в Фонде дикой природы. Мама у меня бывший педагог, преподавала географию в школе, рано ушедший папа был крупным энергетиком. Все члены семьи – трудоголики. Папу я так с детства и запомнила стоящим и пишущим за секретером, он много писал...

Так это у вас семейное – география и любовь к природе! Наверное,  ко всему этому вы приобщались с детства?

Отнюдь, я вообще себя не помню в детском возрасте. Более того, плохо себя помню до 30 лет. Событийно, конечно, что-то в памяти есть. Только после 30 стала осознавать и ощущать себя. Не могу объяснить, как так произошло! Когда в 80-х я работала в горах (я по образованию специалист по высокогорью: Тянь-Шань, Памир, Кавказ), повстречала там человека, который заставил меня проделать огромную работу записать все важные моменты жизни. И я два месяца по вечерам писала при свече... В результате все поняла и про жизненные циклы, и про то, что полнота и долгота жизни – не в количестве прожитых лет, а в количестве происходящих событий. Стала писать дневник. Природа для меня все, очень серьезный энергетический источник. Если что-то не то происходит, сразу стараюсь попасть в горы. Никогда не мечтала о горах, но оказалось, что это величайшее счастье моей жизни. Никогда не ходила в походы, всегда ценила бытовой комфорт, но жизнь так развернулась, что большая ее часть прошла в горах верхом на лошадях! В пространстве, где нет людей, получаешь бесконечные обратные связи и чувство озарения. Там ты понимаешь и чувствуешь, что высшая сила есть. Таких трансцедентальных опытов, как в горах, больше не случается нигде. Мне кажется, горы это вход куда-то...

Когда держишь увесистый буклет-отчет фонда в руках, кажется, что акции у вас проходят каждый божий день. Следующая – благотворительный забег 23 сентября в парке Горького. А что происходило в августе?

В августе у нас было мероприятие на Лазурном берегу. Я давно мечтала сделать такой проект, где летом собирается много, условно говоря, правильных людей. Года три искала партнеров, и все никак не получалось. Вдруг раздается один звонок приглашают на Лазурный берег, потом другой зовут в Монако. И я подумала: не зря я три года создавала мыслеформы, вот так вот все и работает! Большое мероприятие, посвященное балетам Дягилева, состоялось на вилле Пьера Кардена. Там у нас была выставка и благотворительный аукцион детских рисунков. С выставки детские рисунки покупали с удовольствием, а когда дело дошло до аукциона, который вел председатель нашего попечительного совета Юрий Кобаладзе, все вдруг как-то растворились. 500 евро в качестве чаевых на Лазурном берегу норма, а тут речь о спасении жизни ребенку...

Испытали стресс?

Я позитивно отношусь к стрессу, без него невозможно ничего преодолеть. Для меня это возможность выйти на иной уровень. Например, в августе у нас стартовал новый проект с почтой России. И мы уже видим, что в регионах потребность помогать у людей есть за неделю нам прислали на 300 тысяч переводов. Наши ящики для пожертвований стоят в крупных магазинных сетях, так вот в регионах в них собрали больше денег, чем в Москве.

Видно в провинции люди добрее и человечнее. Европейская благотворительность сильно разнится с нашей?

По сравнению с ней, мы на первичном этапе становления. Там и законодательство поощряет все, что связано с благотворительностью. Эталоном для меня является Великобритания, где благотворительность – образ жизни и непременная статья в бюджете обывателя: это на питание, это на путешествия, а это на переводы в два-три благотворительных фонда. То есть в сознании англичан это обязательный пункт. У нас все иначе. Бывает, ты пришел на аукцион, а тебя даже не посадили. Обидно, неправильно, но... Это уроки смирения, о которых я все время твержу коллегам. В жизни я и сама много училась смирению и считаю: иногда собственное «я» можно отодвинуть в сторону, решив, что это не самое главное, есть более высокие цели.

Какой проект запомнился особо?

В прошлом году у нас вышел первый том уникального проекта «Автографы современников». 138 посланий миру известные люди писали нам свое кредо или любимую цитату. Представьте, три человека Александр Адабашьян, Александр Сокуров и Виктор Шендерович, не сговариваясь, написали одинаково: «Ничего не бойтесь!». На продаже оригиналов этих автографов мы заработали 280 тысяч долларов. Надеемся выпустить еще три тома с высказываниями художников, журналистов и представителей шоу-бизнеса.

А если бы вас попросили написать любимую цитату, какой бы она была?

«Любовь – это всегда спасение».

Материалы по теме

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка