Добавить
Психология

«Великолепный век». 10 страхов султана Сулеймана

Сулейман – могущественный и неустрашимый повелитель, прославившийся на весь мир своей справедливостью и рассудительностью. Он стал героем легенд и эталоном мужественности.

Однако экранная история «Великолепного века» спустя время напоминает, что во главе знаменитой династии стоял всего лишь человек – такой же, как мы с вами. Ему были присущи и обычные человеческие слабости и страхи.

Страх совершить ошибку

Сулейман очень хорошо осознает ответственность, которую возлагает на него власть. С момента своего вступления на престол он больше всего боялся совершить ошибку и наказать безвинного человека. Поэтому никогда не принимал поспешных решений, даже если обвинения исходили из уст членов его семьи. Султан тщательно расследовал каждое дело, взвешивал факты, обсуждал возможные варианты развития событий со своими доверенными людьми. Именно благодаря этому страху он вошел в историю как Сулейман Справедливый.

страх гордыни

Страх поддаться гордыне

Сулейман знал, что ему уготован путь великого правителя. Юность он провел, изучая науки и совершенствуя свои военные навыки. Других наследников не было, и борьба за трон его не беспокоила. Он мечтал о расширении и укреплении османского государства. Поэтому султан боялся, что гордыня за великие победы и мудрое руководство огромной державой могут одержать верх над его совестью. Он видел, как гордость и высокомерие подтачивали человека изнутри, превращая его в марионетку судьбы, толкая на подлые поступки и лишая силы духа. Сулейман не мог допустить, чтобы этот недуг поразил его душу.

страх жестокости

Страх стать жестоким

Юношей Сулейман получил от своего отца отравленный кафтан. Как он позже признавался собственному сыну, в тот момент он потерял родственные чувства, хотя почтение к родителю как к повелителю, конечно, осталось. Огромная власть, сосредоточенная в руках одного человека, – тяжелая ноша. Справедливо управлять этой грандиозной машиной, учитывая интересы каждого человека, сложно. Порой хочется поддаться искушению и установить жесткие границы дозволенного. Страх потерять человечность толкал Сулеймана на постоянный внутренний диалог со своей совестью – единственным цензором, к которому султан прислушивался беспрекословно.

страх оказаться немощным

Страх показаться немощным

Время не щадит никого. И для великого султана, несокрушимой мощью обрушивавшегося на своих врагов, приходит время, когда он сдается на милость Всевышнего. Болезнь Сулеймана развивалась постепенно, и с наступлением момента, когда он был не в состоянии стоять на ногах, единственным страхом повелителя было то, что они заметят его немощность. Он был готов терпеть немыслимые боли, но для него невыносима была мысль о том, что его жизненная сила уходит от него.

страх быть недостойным правителем

Страх быть недостойным правителем

Сулейман постоянно ставил под сомнение правильность своего поведения и оценивал распри, которые раздирали его семью на части, как свидетельство того, что он делает что-то не так. Он поражался: «Если я не могу установить мир и порядок в собственной семье, в собственном гареме, то что я могу сделать для целого государства?» Сулейману хватило мужества во многом пойти против вековых традиций, но страх оказаться недостойным того, чтобы занимать трон великой османской державы, не оставлял его.

страх перед силой

Страх перед собственной силой

Султан великой империи не имеет права действовать наугад. Ведь каждый его шаг имеет такой резонанс во всем мире, что отступить назад бывает невозможно. Могущество Сулеймана заставляло трепетать его недругов, но не все понимали, что его сила – источник и его страхов. Именно этот страх подтолкнул султана к тому, чтобы официально защитить Ибрагима, когда тот получил вторую по величине должность в государстве. Сулейман оберегал друга даже от самого себя, будто боялся, что его рассудок может помутиться и заставит совершить непоправимый поступок.

страх за жизнь

Страх за свою жизнь

Когда Сулейман еще был юным и неугомонным шехзаде, он позволял себе опасные шалости – вроде побега без охраны на охоту или в море. С годами он становился все более рассудительным, начал осознавать, что на него возложена большая ответственность перед народом, и он не может так рисковать жизнью. Страх за свою жизнь, естественный для каждого человека, у Сулеймана был более ярким, потому что был связан не только с инстинктом выживания, но и с сохранением верности нравственным установкам.

 

страх предательства

Страх предательства

Предательство для султана равносильно смерти. Но страх быть преданным для него связан вовсе не с боязнью быть убитым. Одиночество, которое является непременным спутником каждого правителя, заставляет очень высоко ценить верность близких. Каждая измена ранит сердце повелителя сильнее, чем отравленная стрела, потому что обрекает его на вечные одинокие скитания по миру. Среди людей он не находит своего отражения и не позволяет себе почувствовать близость.

страх за детей

Страх за детей

Если Хюррем постоянно жила в страхе за жизнь своих детей, то терзания Сулеймана касались того, смог ли он воспитать своих шехзаде достойными наследниками, способными взойти на османский трон. Так, робкого и малодушного Селима он настойчиво брал с собой в завоевательные походы, чтобы тот растил в себе мужественность и научился быть решительным. Вспыльчивого и воинственного Баязида – оставлял регентом во дворце, чтобы он обуздал эмоции и воспитал рассудительность.

страх потерять хюррем

Страх потерять Хюррем

Два года, которые Хюррем провела в плену, были ужасным физическим испытанием для нее, но не менее жестоки были душевные муки Сулеймана. Хюррем – единственная женщина, сумевшая его пленить. Он не только разделил с ней свою судьбу, но и нашел в ней единственного человека, которому было под силу разрушить оковы его одиночества. Его тоска по Хюррем – это не только тоска по любимой, это желание быть рядом с кем-то, а не над кем-то. Сулейман так боялся потерять свою возлюбленную, что готов был броситься в гущу разъяренной толпы, чтобы спасти ее. Несмотря на то, что она еще не была прощена за свое предательство. Без Хюррем Сулейману не нужны были ни победы, ни почести. И возможно, этот страх подпитывал его силы на протяжении десятилетий великого правления.

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка