Добавить
Праздники

Молодая кровь, или Ода Алёне Долецкой

Известный журналист Геннадий Устиян написал свою оду Алёне Долецкой, у которой сегодня день рождения и юбилей.

У каждого, кто знаком с Алёной Долецкой, и даже у тех, кто не знаком, есть какая-то своя история про нее. С ней связано столько реальных преображений Золушек в гламурных принцесс/редакторов глянцевых журналов, сколько ни с кем другим в нашей стране. Из ее ассистентов и младших редакторов вышли если не все, то 99 процентов глянцевых и не только работников России.

Первый раз я увидел Алёну в телеинтервью конца 1990-х. Как и Анна Винтур, смотревшая на меня с последней полосы родительской газеты «За рубежом» в 1988-м, стала образцом богатства и стиля в журнальном деле для 19-летнего студента, также Алёна олицетворяла собой то, что так редко бывает: cool sexy boss. При всей уверенности в себе и стали в голосе она позволила себе быть человечной, а ведь известно, что люди, признающиеся публично в собственных слабостях, вызывают куда больше уважения, чем те, кто считает себя всегда правым.

Ответ Алёны на вопрос о минусах работы главным редактором российского Vogue я помню до сих пор: «К концу рабочего дня я чудовищно устаю». Я часто вспоминаю эти слова, особенно когда слышу от людей не из глянца, что работа в журналах – сплошь вечеринки, красивые богатые люди и поездки. Смешно.

Редакторы, привыкшие к тому, что можно приходить на работу к обеду и две недели в месяц мотаться по пресс-турам, не продержались бы и недели с Алёной. Рабочий день начинается в 10 утра, и главный редактор уже на работе.

Алёна Долецкая. Фото: из личного архива

О том, как работает Алёна, я узнал, когда она мне позвонила и предложила запустить в России Interview – журнал, который я читаю до сих пор. В тот момент у меня была хорошая работа, и все меня устраивало. Но в Москве ведь как? Если тебя позвала Долецкая, ты избранный, ты должен встать и пойти, куда она скажет. Конечно, ты можешь не пойти, чтобы потом кусать всю жизнь локти и проклинать себя за лузерство. Почему? Потому что в городе, где некоторые делали в бурлящем в нулевых глянце карьеру от секретаря до издателя за год, людей, которые знают, что они делают и почему, единицы.

Рабочий день у Долецкой начинался не позднее 10 утра, даже если она не ложилась после интервью по скайпу в пять утра с Леонардо ДиКаприо, который в это время был на съемках в Австралии.

В России рабочий день заканчивался вечером, но не в Interview, потому что как раз в это время просыпается Америка, и у фоторедактора, например, начинается вторая смена переписки. Я к десяти вечера приползал домой, чтобы уже оттуда поставить последний пост за день на сайт. Редакторы превратились в диспетчеров, потому что в Interview вы не просто заказываете и редактируете тексты, вы должны  законнектить, то есть соединить, например, Бьянку Джаггер, лежащую в больнице под Парижем, с Яёи Кусамой, которая лечится в другой больнице где-то в Японии. Десять человек – агенты, менеджеры – в копии каждого письма и смс, и у каждого из них есть свои уникальные соображения.

В общем, это круглосуточная работа, но никто не роптал, потому что, во-первых, проект того стоил, а во-вторых, Алёна работала больше остальных.

Трудоголизмом в эпоху женской эмансипации мало кого удивишь, но Долецкая удивляет. Удивляет тем, что при круглосуточной работе вызывает ощущение хрупкой и нежной.

Совмещать несовместимое – это наверное главный ее талант, который проявляется во всей ее жизни. С одной стороны, она – единственная в стране, кто может комментировать на Первом канале свадьбу британского наследника, и по ее комментариям видно, что она действительно понимает, о чем говорит.

С другой стороны, ей может сойти с рук фотография голой груди в Instagram, посреди русского поля, потому что при всем официозе Алёна способна на шалость и эпатаж. И, конечно, еще потому, что это очень красиво, а все бросаются сразу в Wikipedia смотреть год ее рождения и ахать с вопросом: она что, спит в барокамере?

Алёна Долецкая. Фото: Instagram

С одной стороны, в конце 1990-х, когда Алёна возглавила российский Vogue, она стала олицетворением западного стиля работы. С другой, я не знаю никого, в ком было бы больше русских черт, чем в Алёне с ее бесшабашностью – кажется, подъедут сейчас сани с цыганами, она в них сядет и поедет гулять до утра.

Притирка людей из «махрового», как тогда говорили, глянца и меня не всегда была гладкой.

Алёна позвала с собой «своих» из Vogue, журнала, где акцент был на картинках и вещах, в журнал, где акцент на текстах и людях – чувствуете разницу, да? Когда к нам пришла директор по маркетингу и представилась, сопроводив имя кратким резюме: «Я работала с Алёной в журнале», а я без задней мысли спросил: «В каком?», стоявшая рядом Алёна посмотрела на меня так, что я на автомате потянулся за личными вещами, готовясь больше никогда не вернуться на эту работу.

Но Алёна начала меняться.

Мы все чаще видели ее в красивых сандалиях на плоской подошве, а не в туфлях на шпильке. Она стала носить длинные ситцевые белоснежные юбки и платья и заплетать волосы в косички, как будто сигналя: «Я спускаюсь к вам, я нормальная». Мы, хохоча, болтали с ней о сексе. Я нескромно припишу себе тот факт, что заразил Алёну любовью к подростковой поп-культуре вроде «Людей Икс» и других экранизаций комиксов, которые и стали современным голливудским большим стилем.

Конечно, Алёна всегда была, есть и будет, что называется, larger than life. Она наша кинозвезда в эпоху, когда кинозвезды измельчали и поглупели. Готовая принять все новое, она может легко взять сказанное кем-то до нее и присвоить так, что будет еще лучше.

Презентация книги «Утро. 50 завтраков». Автограф-сессия с Алёной Долецкой

Например, бессмертное «отвал башки» – она произносит так, как будто раньше никто не говорил. Или вот еще: мы как-то сидели, зазвонил Алёнин телефон, она стала с кем-то ожесточенно спорить, потом положила трубку, еще вся в разговоре, повернулась ко мне и сказала: «Они пьют мою молодую кровь!» Я даже побежал к фейсбуку и записал, чтобы не забыть.

Кровь у Алёны действительно молодая, и она никогда не сможет «успокоиться» и «жить как все». Я видел, как 20-летние начинающие и талантливые  млели в ее присутствии, как будто она для них вожак, который поведет в правильном направлении. Почему? Потому что она лучшая, все это знают и признают. Она задала стандарты, по которым многие живут, а не только работают. И что самое важное – она же сама им продолжает соответствовать. А что может быть круче для людей с молодой кровью, как не ежедневное подтверждение того, что ты все делаешь правильно!

Автор: Геннадий Устиян  

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка