Добавить
Книги

Чтение выходного дня: «Соня и Александра»

Соня или Александра? Он бросил одну ради другой, но правильно ли он поступил? Отправляйтесь в большое романтическое путешествие вместе с Машей Трауб и героями ее романа «Соня и Александра».

«Соня и Александра»
Маша Трауб

Соня почти паниковала. Владимир знал, почему. Несмотря на то, что Соня выросла сама по себе, как репейник, пусть красивый, пусть яркий, но репейник на обочине дороги, без родительского пригляда и заботы, она была совершенно не приспособлена к жизни в бытовом, женском смысле. Купить воду, яйца, молоко, найти магазин, кафе, познакомиться с соседкой, попросить соль, разобраться с плитой для нее было немыслимой и неразрешимой задачей. Как только речь заходила о женских обязанностях — сварить суп из ничего, постирать руками, если сломалась стиральная машина, навести уют, какой бы смысл в это не вкладывать, от простой уборки до смены занавесок, — Соня превращалась в заносчивое, сумрачное и малоприятное существо. К тому же тугодумное. Нет, если ей показать, а еще лучше отвезти в магазин и сказать, что нужно купить, она бы, несомненно, справилась. Но Соня не обладала женской домовитостью, бытовой хваткой и всем тем, чем с рождения владеют некоторые женщины . Она не умела по запаху, по наитию, по внутреннему чувству найти лавку с овощамив два раза дешевле, чем в магазине. Не умела договориться с мясником о лучшем куске, чтобы быстро, на любой сковороде приготовить своему мужчине ужин. Она не умела обеспечить быт, даже минимальный. И оставалось только удивляться, откуда в ней, выросшей, насколько знал Владимир, в обычной квартире, без нужды, но и без особого достатка, такое незнание жизни и отсутствие даже минимальных навыков существования в современном мире.

Возможно, на работе Соня проявляла деловую хватку и редкие способности, но пресловутый семейный очаг она бы точно не сохранила. Во время очередной диспансеризации врач сказал Владимиру, что в первобытном обществе его бы давно убили из сострадания — чтобы не мучился от хворей и не мешал охотиться. А Соню наверняка принесли бы в жертву как красивую, но бесполезную в пещере самку. «Александра другая», — в который раз подумал Владимир. Она сумела бы прекрасно устроиться  даже на Северном полюсе, как бы случайно прихватив с собой набор для выживания в экстремальных условиях. В небольшой чемодан она могла упаковать и теплые вещи, на случай прохладных вечеров, и легкие, если вдруг наступит жара, причем не сверяясь с прогнозом погоды. У Александры было все: от заранее подготовленных, в мелких купюрах, денег страны пребывания до крема от царапин и спрея от комаров. Она сразу узнавала, где находится ближайший магазин, больница, по какому номеру вызвать такси, куда звонить в случае пожара. И Владимир, конечно,  это совершенно не ценил. Все возникало из воздуха — наглаженные рубашки, вода, чистое белье…

Видимо, он снова уснул и проснулся от кошмара, задыхаясь. С трудом заставив себя подняться с дивана, он добрел до холодильника и с надеждой заглянул в пустые внутренности. Что он хотел там увидеть? Рядом на столе лежал провод — холодильник не был даже подключен к сети. Владимир потянулся к часам — уже двенадцать. Неужели он проспал так долго? Когда он в последний раз спал до двенадцати? Никогда. И сейчас он хотел только одного: лечь и снова уснуть. Только под кондиционер. Гостиная, не защищенная глухими ставнями, нагревалась. Соня не додумалась оставить включенным кондиционер и ушла. Владимир оделся в мятые шорты и вышел из дома —жажда мучила  так,  будто он пробежал марафон по пустыне.

За столиком он увидел свежую, бодрую, невероятно красивую и уже не сильно трезвую Соню и в очередной раз удивился, зачем ему такая красота, такая женщина, так мало подходящая для жизни, для нормальной, спокойной жизни, о которой он так мечтал. Соня не осталась в одиночестве (кто бы сомневался) и сверкала ямочками на щеках. Рядом сидел Макс, который чуть ли не с ложечки кормил ее тортиком.

— Красавица! Удивительная! — то и дело восклицал повар. — Но я, увы, помолвлен.

На соседнем стуле сидел Давид, а Константин нес еще одну бутылку вина.

Соня, увидев Владимира, помахала ему.

— Иди скорее, Константин приготовил блинчики с начинкой! Мы тебе оставили порцию!

Владимир сел и принялся за холодные блины со склизким и малопонятным содержимым. Но Константин налил ему кофе и принес воды, что компенсировало качество пищи. Владимир, как подросток, готов был позавтракать хоть чипсами с мороженым.

— Правда Константин чудесный? — щебетала Соня.— Ты знаешь, он ведь музыкант! Представляешь? Даже уезжал с группой и играл в отелях. Был очень популярным!

— Не сомневаюсь, — Владимир проглотил холодное содержимое блина.

— А еще он прекрасно готовит! Ты знаешь, что он учился в Италии? — Соня чуть ли не падала со стула от восхищения.

— Неужели? — Владимир не без помощи кофе проглотил очередной кусок.

— Да, эти блины он испек по особому рецепту! Он его узнал, когда учился на кулинарных курсах во Франции!

Соня смотрела на Константина так, как будто он пек блины на Луне.

— В Италии, — скромно поправил Константин.

— Ему нужно было еще учиться и учиться, — хмыкнул Макс.

— А давайте выпьем?

Не дождавшись ответа, Константин пошел в бар и принес бутылку виски.

— Ирэна тебя убьет, а заодно и меня, — сказал Макс, подставляя кофейную чашку.

— Не волнуйтесь, — воскликнула Соня, которой очень хотелось участвовать в заговоре.— Я скажу, что это мы заказали! —И подставила свою кофейную чашку.

— И я должен за это платить, — пробормотал под нос Владимир, но его никто не услышал.

Они уже разлили по второй, когда из дома хозяев донесся сдержанный, но явно слышимый крик.

— Помидоры! Мои помидоры! Константин! Ты не закрыл воду?!

Константин подскочил, как ошпаренный, и бросился к дому. Макс скрылся на кухне.

Владимир налил себе виски в кофейную чашку и медленно выпил. Через некоторое время на участке появился Дмитрий.

— Это не я, ну точно не я! — причитал Константин, следуя за Дмитрием.

— Мои помидоры!— сказал Дмитрий, усаживаясь за стол. Константин сбегал за нормальным стаканом и налил ему виски.— Все, они погибли!

Видимо, для него грядка с помидорами имела такое же значение, как шезлонг, который требовал нового слоя лака, для Ирэны.

— Я даже не включал кран! — Константин перепугался не на шутку.— Почему всегда я во всем виноват? Я даже не подходил к твоим помидорам!

— И к моей лодке ты тоже не подходил? Когда катал свою Элину? — Дмитрий выпил виски и налил еще.

— При чем тут Элина? Да, лодку я брал, но к твоим помидорам не подходил! Честное слово!

Константин был похож на школьника, который прогулял урок, придумал объяснение, но его все равно поймали на лжи.

— Я же тебя просил: обходи мои помидоры стороной! — Дмитрий так искренне страдал, что Владимир пожалел о том, что у него нет такого увлечения, по поводу которогоон смог бы так переживать.— А два месяца назад, разве не вы с Элиной затоптали рассаду?

— Элина случайно наступила! Она же не знала, что там твои помидоры! С кем не бывает!

— Ну да. Особенно в четыре утра! А когда ты ее поднимал, помял то, что она не успела уничтожить! И у вас хватило наглости хохотать! Варвары!

— Но мы же не над твоими помидорами смеялись! Да, я упал. Тоже случайно. Я же уже извинился! Ну не включал я кран!

— Наверное, это я виноват, — тихо сказал Владимир.

— Ты? — Соня ахнула так, как будто муж признался в убийстве.

— Я хотел полить, ну, помочь. Настроение было хорошее. Там шланг лежал рядом.И, видимо, забыл закрыть кран, — объяснил Владимир.

— Ты поливал помидоры? Зачем? в смятении спросила Соня.

— Да, поливал, а что в этом такого? — возмутился Владимир.— Сегодня утром. Хотел сделать доброе дело. Разве я не могу помочь?

Владимир был готов ко всему. Компенсировать загубленную грядку помидоров, срочно искать новое место отдыха…Но Дмитрий посмотрел на него внимательно и даже с интересом.

— Поехали, — сказал он и встал из-за стола.

— Куда? — Владимир решил, что речь идет о полицейском участке. Всякое может быть. Раз тут из-за грядки такие страсти, то неизвестно, что ему грозит.— Я сейчас не могу. Я собирался…в магазин…мне нужна вода…я не могу без воды… давайте попозже…— лепетал Владимир, пытаясь отсрочить наказание.

Теперь Дмитрий смотрел на него уже с жалостью.

— На рыбалку. Мы едем на рыбалку. Вам это необходимо. Прямо сейчас. И мне тоже нужно проветриться, — сказал Дмитрий и пошел в сторону пляжа.

Владимир поплелся следом, думая, что Дмитрий за погубленные помидоры сбросит его с лодки — и дело с концом. Он посмотрел на Сонюв надежде, что она его поддержит и запретит ехать на рыбалку, но Соня оторопело молчала.

— Собери нам что-нибудь с собой и скажи своей матери, что я уехал за краской. Иначе я расскажу ей, что ты не ночевал дома! — велел Дмитрий Константину.

Тот кинулся к бару, молниеносно, не без помощи Макса, который все это время курсировал вдоль барной стойки, не желая пропустить ни слова, соорудил бутерброды, положил в пакеты несколько бутылок вина, виски, фрукты, и когда Владимир залезал в лодку, Константин передал ему корзину с провизией дня на три. Худшие подозренияВладимира подтвердились. Точно утопит. Раз у них нет буйков, нет спасательной вышки, нет спасателей и уж тем более камер наблюдения, то несчастный случай можно объяснить с легкостью. Мало ли, турист не рассчитал силы и далеко заплыл. Вот и все — даже топить не придется, Владимир сам утонет от страха.

— Я не хотел, пожалуйста, давайте я заплачу за помидоры, простите, это вышло случайно…

Владимир плелся за Дмитрием и причитал не хуже Константина. Но Дмитрий шел, не оглядываясь, подогнал лодку к берегу, подал Владимиру руку и резко выдернул его на борт.

Благодарим за предоставленный материал издательство «ЭКСМО».

Материалы по теме

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка