Добавить
Книги

Чтение выходного дня: «Дом счастья. Дети Роксоланы и Сулеймана Великолепного»

Сегодня в рубрике «Чтение выходного дня» мы публикуем фрагмент из романа, рассказывающего о том, как складывалась судьба детей Сулеймана и Хюррем.

Этим летом телеканал «Домашний» показывает все сезоны популярного сериала «Великолепный век». Также для поклонников сериала все лето по выходным на Domashniy.ru будут выходить фрагменты лучших книжных историй о полюбившейся многим героине − Хюррем.

«ДОМ СЧАСТЬЯ. ДЕТИ РОКСОЛАНЫ И СУЛЕЙМАНА ВЕЛИКОЛЕПНОГО»
АВТОР НАТАЛЬЯ ПАВЛИЩЕВА
ФРАГМЕНТ ГЛАВЫ «ХУРРЕМ-ХАДЖАХ» 

Она часто вспоминала свой хадж в Мекку. Если уж мусульманка, значит, должна совершить.

Конечно, при жизни валиде такое было бы невозможно, но после ее смерти словно сама себе стала хозяйка, Сулейман не сильно ограничивал, к тому же она законная жена, не просто наложница.

Султан, услышав просьбу, чуть задумался:

— Подожди, расправлюсь с Тахмаспом, вместе совершим.

— Не стоит, Повелитель, не хочу вас обременять.

Наедине они говорили проще, называли друг дружку по именам, но Хуррем умела блюсти внешние правила, стоило рядом оказаться хоть одному евнуху, обращалась, словно он и не обнимал ее почти каждую ночь на зеленых простынях своего ложа, их общего ложа.

Она сама себе не признавалась в тайной причине своего желания отправиться одной, Сулейман все понял без признаний и объяснений, усмехнулся:

— В Иерусалим зайди на обратном пути, времени мало осталось, к нужному дню в Мекку не успеешь. Если ты, конечно, туда стремишься, а не…

Он не договорил, но Хуррем вспыхнула, слово сухой валежник от поднесенного факела.

— Куда же я еще могу? А в Иерусалим зачем?

— Святым местам поклониться.

Смотрел испытующе, внимательно, словно намеревался взглядом выковырять у нее из души то, что сама от себя старательно прятала.

Казалось, она должна бы испугаться, а стало почему-то легко, вдруг поняла, что нет больше внутри сомнений. Бог един. Для всех един. А уж как его назовут и какие при этом станут молитвы возносить — это людской выбор. Но если принял на себя то или иное крещение, то пока не перекрестился, исполняй тот обряд, что должен.

Она приняла когда-то, чтобы спасти будущее своего первенца Мехмеда, чтобы не назвали будущего ребенка (еще и не знала, кто именно будет) сыном гяурки, решилась погубить свою душу ради его жизни. Но душа не погибла и даже не почернела.

Поняла, что душе все равно, как уста назовут Бога, какие обряды станут выполнять, какие слова молитвы произносить. Бог един для всех, и видит, что у кого в душе, а не на словах. И Он простит, что называть стала иначе.

Но если уж решилась, то должна соблюдать те правила, которые на себя приняла. Потому честно соблюдала пост, щедро подавала милостыню в праздники, старалась совершать положенные намазы… И хадж… не ради славы хаджах или признания своей святости, не ради доказательства того, что правоверная, а для себя, для очищения души.

— Я не думала в Иерусалим заходить.

Кивнул:

— Хорошо, спрошу, когда большой караван.

— Я могу с малым, так даже лучше.

— Почему?

— Не хочу, чтобы сказали, что нарочно ради славы еду. Пусть будет тихо и незаметно. Для души, а не для славы. Пусть как можно меньше людей знает.

— Хуррем, зачем тебе хадж?

Она чуть помолчала, словно подбирая слова, потом тихо-тихо, едва сама расслышала, произнесла:

— Столько грехов и дурных мыслей за все годы накопилось, столько грязи в душе… Очиститься хочу…

Теперь уже помолчал он, потом так же тихо попросил:

— Помолись и за меня.

Человек может совершить хадж сам, но если ему не позволяют сделать это здоровье или, как у султана, страшная занятость, он поручает совершить хадж другому. Это очень почетно — совершить хадж за Повелителя Двух миров, любой бы согласился, но Сулейман понимал, что от этого человека будет зависеть сама жизнь Хуррем, потому подошел к отбору строго.

Долго беседовал с имамом, которого посылал с этим караваном, все не решаясь сказать, кого отправляет в хадж. Но сказать пришлось, Сулейман хотел, чтобы имам правильно понял поручение:

— Не хочу, чтобы Хасеки совершила ошибку, которая ей будет дорого стоить.

Имя у имама подходящее — Мухлиси, то есть Преданный, кивнул, едва чалма с головы не упала:

— Пусть Повелитель не беспокоится, всему научу в Мекке, чтобы Хасеки Хуррем Султан не сделала неверный шаг.

Мухлиси сам хаджа, правила знает, но Сулейман выбрал его не из-за этого.

— Не о мнении людей думаю. Хадж не просто поездка, а Хасеки не всегда была правоверной.

И снова имам правильно понял заботу падишаха:

— Если Повелитель позволит, во время поездки я буду вести беседы с госпожой, чтобы она поняла задачу хаджа, — и, не выдержав, поинтересовался: — Кто подсказал Хасеки Хуррем намерение совершить хадж?

— Сама.

— Значит, госпожа душой готова.


 Главу «Мне без тебя целый мир пуст..» из книги «Жизнь без Роксоланы»
  

 

Фрагмент главы «Мать и дочь... Жизнь продолжается» из книги «Дочь Роксоланы. Наследие любви»

 Фрагмент главы «Воля − неволя...» из книги «Роксолана и султан»  

Фрагмент главы «Гадание» из книги «Хозяйка блистательной Порты»

Фрагмент главы «Когда любимый далеко...» из книги «Роксолана Великолепная. В плену дворцовых интриг» 


Фрагмент главы «Ожидание» из книги «Врата блаженства»

Благодарим за предоставленный материал издательство «ЭКСМО»

 

Материалы по теме

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка