Добавить
Кино и сериалы

Пять Женщин на сцене

Самые интересные женские персонажи на московской театральной сцене в мае.

Пять женщин на сцене

До конца весны осталось две недели. И так счастливо случилось, что именно в эти две недели в московских театрах идут пять лучших спектаклей о женщине. Итак − пять актрис, пять женских судеб, пять Женщин на сцене.



Галина Тюнина – Ольга в спектакле «Три сестры»

Театр «Мастерская Петра Фоменко», 29 мая

Едва ли не единственная роль Галины Тюниной, где у нее челка, а не знаменитый высокий лоб самой умной актрисы своего поколения, это Ольга в «Трех сестрах». Ольга – учительница, ей 28 лет в начале действия, и она не замужем. Она – старшая в доме после смерти отца, и потому нет в ней ни легкости, ни бесшабашности младших сестер. Ольга Тюниной взрослая с самого начала, в отличии от сестер. Она, незамужняя и бездетная, но выглядит и ведет себя так, как порой ведут себя матери больших семейств. Да она и есть – мать семейства. Она женщина, которая воспринимает жизнь как крест, долг, как испытание, которое нужно с честью выдержать. Как приключение в ее семье жизнь воспринимают младшие сестры. А у нее за них болит душа. Тюнина удивительно это играет: как у ее Ольги рвется сердце за сестер, как она переживает, как негодует, как молчит при этом.  У одной сестры роман на стороне, а это грех, к тому же любимый уезжает навсегда. У другой – жениха убивают. Брат, тот вообще стал в карты играть, и все деньги проигрывает, и ничего ему не нужно. Сама она... А что она сама? На себе эта прекрасная женщина с тонкими кистями рук поставила крест. Она хотела замуж, конечно. И сейчас хочет. И пошла бы за первого, кто позвал. И была бы хорошей женой тому человеку. Но никто не зовет. «Так бывает», – говорят в таких случаях. И она это понимает и принимает, как принимает саму жизнь. «Неси свой крест и веруй», – говорила другая героиня другой чеховской пьесы, но Ольга Тюниной живет так, будто эта фраза принадлежит ей.

Марина Неелова – Шарлотта в спектакле «Осенняя соната»
Театр Современник, 25 мая

Шарлотта Марины Нееловой – это женщина-фейерверк, человек-праздник, с такой безумной, безудержной, бьющей через край энергией, которая любого сметет с лица земли. И потому в иные моменты Шарлотта-Неелова становится  абсолютным чудовищем. Самовлюбленным, ничего и никого, кроме своего настроения, не замечающим. Бессердечным. Ступающим через трупы. Зацикленным на своей музыке (она известная пианистка) в ущерб всем вокруг, а особенно тем, кто ее любит, восхищаются ею, скучают по ней – как скучает ее дочь Ева (Алена Бабенко). Как тоскует по ней ее больная дочь Елена, которую она сдала в дом инвалидов, чтобы не видеть ее все время. В ней, в Шарлотте, написанной Бергманом с таким знанием жизни и женщин, что мурашки по коже от точности, глубины и беспощадности образа, невероятная сердечность сочетается с умением сказать самой себе: «Этого в моей жизни нет», и забыть. Отрезать. Так, когда младшая дочь стала неудобной, она просто отдала ее в спецбольницу. А как иначе? Гастроли, концерты по всему миру – где тут найти время на больную дочь? Бергман выписывает, а Неелова играет такого персонажа, которого можно возненавидеть в секунду – за брошенную младшую дочь, за невнимание к старшей, за эгоизм и сосредоточенность на профессии, за скаредность. И все простить ей же, ни разу так и не увидевшей погибшего в 4 года внука, за легкий, бесшабашный, веселый нрав, за талант и умение жить, за сердечность и теплоту, за душевную щедрость. Как это все уживается в одном человеке? Легко – утверждает Марина Неелова и играет свою Шарлотту с таким мастерством, внутренним бесстрашием и точностью, что вдруг в ее Шарлотте начинаешь видеть свою маму, или бабушку, а в тех сложностях, которые есть между ней, жар-птицей, и ее дочерью, этаким серым воробышком – свои, так и не решенные с мамой, проблемы.


Евгения Добровольская — ОНА в спектакле «Предел любви» Новая сцена МХТ, 27 и 31 мая

В пьесе на двоих о том, как заканчивается любовь, Добровольская играет женщину. Не какую-то сверхъестественную Женщину, а просто соседку по лестничной клетке. Или коллегу по работе. Ничего особенного, на первый взгляд. Такая же, как мы. Это вообще удивительное умение Евгении Добровольской – играть просто женщину, с улицы, довольно сильно умотанную детьми-магазинами-бытом-мужчиной. Обычную. Такую, от которой невозможно оторвать взгляд. В спектакле «Cloture de l'amour \ Предел любви» Добровольская сначала минут 40 слушает персонажа Андрея Кузичева, который довольно высокопарно и истерично доказывает ей, почему, за что, в связи с чем и насколько он ее больше не любит. Доказывает жестко, зло, мстит за то, как сильно любил, делает так больно, как только может. Героиня Добровольской ничего не говорит. Слушает. Плачет. Почти умирает от горя и боли. А потом начинает говорить: совсем не так пафосно, как он – наоборот, матерится, обзывается, нападает на него, отбивается от его жестокости как умеет. А умеет чисто по-женски – слезами и воспоминаниями, обвинениями и признаниями, горечью и болью настоящими. Добровольская играет женщину в самый страшный момент: когда ее бросают. Не просто бросают, но еще и объясняют, не щадя ни капли, за что и почему. И она признает, и отпускает в конце концов, и даже, наверное, прощает – не сразу и не легко, но все-таки. Жить-то надо как-то дальше… Обычная женщина, очень понятная: никакой тайны в героине Евгении Добровольской нет. Все так просто, что от этой ее простоты, от того, что все вещи называет своими словами, от того, что не прячется за иносказания –перехватывает дыхание.


Ирина Пегова – Москва в спектакле «Рассказ о счастливой Москве»
Театре п/р О. Табакова, 21 мая
Ирина Пегова – актриса уникальная. Она может висеть на люстре вниз головой, и вам будет казаться, что так и нужно. Пегова настолько естественна, что, кажется, может переиграть на сцене даже кошку или ребенка. Такой сумасшедшей, животной способностью оправдать любые сценические обстоятельства из современных актрис обладает, пожалуй, только Ирина Муравьева. Они и по органике похожи, если приглядеться: обе настоящие кустодиевские красавицы. В спектакле Миндаугаса Карбаускиса «Рассказ о счастливой Москве» по одной из самых депрессивных повестей Андрея Платонова Пегова играет главную героиню: ту самую счастливую Москву, которая в конце спивается настолько, что ее узнать нельзя. Ту самую, которая потерялась в 20-е годы, выросла в детдоме и потом, заряженная идеями светлого будущего коммунизма, пытается быть счастливой, и других людей делать счастливыми. И такой мрак наступает в результате... Нет! Ни лагерей, ни пыток, ни войны. Другое: внутренняя, природная неспособность человека быть счастливым – вот что исследует Платонов, а вслед за ним и Карбаускис с Пеговой. Неизбывное и бесконечное, как вселенная, одиночество каждого из нас, такое огромное, что каждая наша влюбленность и попытка сблизиться с другим лишь увеличивает его. И даже такая красивая, вся в ямочках, пружинящая от ощущения переполняющей ее жизни Москва-Пегова обречена некрасиво сгинуть под кучей тряпья, как самый красивый букет обречен стать пожухлой ветошью. Но, несмотря на беспросветный финал, все, что было до него – метания, влюбленности, мысли, чувства этой простой, как летнее утро женщины, которая создана для счастья, сыграны Пеговой упоительно. Внятно и ярко – так сильно, что забыть ее героиню невозможно. Ведь такой сгусток позитивной энергии, какой несет в себе Москва-Пегова, даже не в каждом маленьком ребенке найдешь.


Елена Галибина - Анни Сюлливэн в спектакле «Сотворившая чудо»
Российский Академический Молодежный Театр, 25 мая
Елена Галибина играет женщину грузную, одинокую, некрасивую, на себе поставившую крест, и всю себя посвятившую детям. Точнее, не всем детям, а одному ребенку, своей воспитаннице Элен, старшей дочери в богатом семействе, девочке больной, невидящей и не слышащей, обреченной умереть в доме инвалидов, куда уже были готовы отдать ее родители, сходящие с ума оттого, что их ребенок – неуправляемое чудовище. Но вот появляется Анни в исполнении Елены Галибиной. Смешная, огромная, близорукая, вся состоящая из нелепостей. Она обнаруживает, что девочка, не умеющая даже есть сама, и, кажется, никак не приспособленная к жизни, знает одно слово, вернее, вещь – куклу. И тогда Анни начинает свою воспитанницу учить: медленно, тяжело, со слезами, пощечинами, и чуть ли не драками она делает из обиженного на весь мир зверька нормального человека. Она самоотверженно, 24 часа в сутки, без выходных и отпусков занимается с девочкой. Устанавливает свои порядки в доме и требует от родителей полного невмешательства. Берет на себя огромную ответственность и рискует ни много ни мало – жизнью своей воспитанницы. И – выигрывает! Надо видеть, как светится эта большая статная женщина, стоя рядом со своей хрупкой воспитанницей, которая стала благодаря ей полноправным членом своей семьи и общества, как она радуется ее успехам, какая она красивая, когда держит за руку свою Элен. Елена Галибина играет потрясающую женщину – умную, сильную, дельную, красивую, которая посвятила себя другому человеку и, благодаря этому, вошла в историю. Ведь героиня Галибиной – Анни Сюлливэн, это реальный персонаж, как и ее воспитанница, Элен. Они жили в конце XIX века, и Элен, которая после серьезной болезни, перенесенной в раннем детстве, потеряла слух и зрение, в 1904 году закончила Гарвард, научилась говорить, плавать, стала писателем, то есть стала полноценным членом общества. Потому что рядом с ней всегда была Анни Сюлливэн, женщина, которая видела смысл своей жизни в том, чтобы приносить пользу другим.

Фото Екатерины Цветковой

 

Материалы по теме

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка