Добавить
Кино и сериалы

Елена Подкаминская: «Популярность пришла ко мне недавно»

Елена Подкаминская сыграла в сериале «Кухня» своенравного и строптивого арт-директора Claude Monet Викторию Гончарову. Какая актриса в реальной жизни, мы попытались узнать, встретившись с ней сразу после съемок третьего сезона знаменитого сериала.

Елена, что скажете о сценарии третьего сезона? Как он вам?

Сценаристы придумали массу любопытных поворотов сюжета. Третий сезон отличается стремительностью, захватывающими интригами и острыми ситуациями. Он цепляет восприятие очень мощно, дай Бог, чтобы и воплощение ему соответствовало.

Сценаристы написали массу экшен-сцен. Какие трюки достались на вашу долю?

К экшену меня особо не допускали: видимо, боялись рисковать. (Улыбается.) Но вообще в третьем сезоне будет много всего интересного: Виктория Сергеевна и в воду прыгает, и под колеса автомобиля попадает, и в погоне участвует, и столовыми приборами кидается… Один прибор так и упал в Москву-реку и остался там навеки. Этот трюк, к слову сказать, я выполняла сама. (Улыбается.)

Вы меткая?

Скажем так – я азартная и незажатая, тьфу-тьфу-тьфу. Могу ударить «мягкой» рукой или бросить тяжелый предмет, не попав в лоб партнеру. Но все равно выполнение трюка – это серьезная ответственность.

И все эти трюки Виктория Сергеевна совершает, конечно, на высоченных «шпильках»…

Конечно. (Улыбается.)

А вы часто надеваете такие каблуки?

Только на выход в свет. (Улыбается.) Восхищаюсь женщинами, которые ходят на каблуках постоянно… Я же люблю комфорт, свободу и подвижность. «Прикидов» мне хватает на съемочной площадке и в театре, поэтому в жизни я предпочитаю элегантную спортивность, чтобы было удобно и мобильно.

Но дочь наверняка одеваете как маленькую принцессу, я угадала?

О, да, это, можно сказать, моя маленькая страсть... (Улыбается.) Мы так много не выходим в «люди», сколько я покупаю нарядов для своего ребенка… Мне нравится, чтобы все было элегантно, с интересным сочетанием цветов, огромную роль играет качество ткани, дизайн… Если вдруг Полину одеваю не я, то оставляю родным подробную инструкцию – вплоть до туфелек и заколочек. Или сама готовлю полный набор, и пусть только попробуют ослушаться. (Улыбается.)

А если ослушаются?

Я каждый раз клокочу. (Улыбается.)

Кто воспитывал в вас хороший вкус, чувство стиля?

Конечно, мама. Она всегда одевалась с большим вкусом и, используя достаточно скромные возможности, умела быть необыкновенно красивой и стильной. Мама всегда излучала флюиды яркой обворожительной женщины. И по сей день я не устаю ею восхищаться и гордиться.

Вы похожи на маму?

Говорят, да. Хотя лицом с детства – копия папы. Но у меня мамина фигура, пластика, смех, жесты, характерные нюансы мимики. Говорят, я невероятно похожа на маму, когда танцую. Она всегда любила танцевать, и когда я смотрю на ее ранние черно-белые фотографии, на то, как она живет в танце, я сама вижу наше сходство. Надеюсь, и моя дочь со временем станет похожа на меня, потому что пока многие думают, что я просто взяла чужую девочку на руки подержать. (Улыбается.) Я рассчитываю, что у нее будут мои губы и еще несколько крайне необходимых мест для очаровательности женщины. (Улыбается.)

Вы брали дочь на площадку во время съемок третьего сезона?

Нет, ни разу. Я ее берегу. Она у нас привыкла к уюту, вниманию, порядку. Я вообще считаю, что маленькому ребенку на съемочной площадке делать нечего: там пыльно, временами холодно, раньше еще и курили... Уж не говоря о богатой русской речи в «огне производства»…

В третьем сезоне в ресторане Claude Monet появляется новое направление – молекулярная кухня. Вы ее когда-нибудь пробовали?

Пробовала, но, честно говоря, не могу понять, в чем там соль. Как человек, выросший в советской стране, я люблю простую еду. Жареная картошка с соленым огурчиком, блинчики – хорошо-то как. (Улыбается.)

А Виктории Сергеевне молекулярная кухня по нраву?

Виктория Сергеевна всегда выступает за перемены, новые креативные повороты, которые могут привлечь в ресторан гостей. В данном случае она голосует «за», хотя к молекулярной кухне совершенно равнодушна. Не говоря уже о том, что по личным вопросам Вике не совсем по душе новая персона, которая этой темой занимается.

Третий сезон отснят… Вы многими личными качествами наградили Викторию Сергеевну за это время?

Да, очень. Даже начинаю волноваться, не слишком ли она «помягчела» с первого сезона. Хочется оставаться в границах образа и держать заданную тональность. С другой стороны, жизнь меняет людей, поэтому логично и нормально, что Вика не остается прежней после всех ее «американских горок» отношений с Максом и прочих перипетий. Я считаю, сейчас она может себе позволить быть более мягкой и даже беззащитной. Так я себя оправдываю. (Улыбается.)

с нагиевым

А как вы сами изменились за время съемок?

Я даже не знаю, хотя вообще-то склонна к рефлексии и самоанализу. Вот, например, на днях играла очень резкую сцену с Дмитрием Назаровым и могу сказать, что стала смелее. Раньше я перед «накаленными» сценами медитировала и трепетала: хватит ли у меня смелости «гавкнуть» вровень с Назаровым, чувствовала, что уступаю ему в мощи. А тут я себе даже удивилась: у меня появилась смелость бросить себя в такие жесткие обстоятельства. Возникло ощущение, что я уже не гость, который пробует неизвестную почву, а хозяин, который уверенно движется по своей земле…

Ваши коллеги говорят, что Дмитрий Юрьевич на каждого героя «Кухни» придумал эпиграмму, на некоторых – даже не одну…

Я не припомню эпиграмм в свой адрес. Может, что-то и было, но наверняка доброе… Мне кажется, Дмитрий Назаров интуитивно чувствует, что я человек хрупкий, и со мной он, несмотря на свой мощный темперамент, общается крайне бережно, уважительно и мягко.

С кем из актеров «Кухни» вы общаетесь ближе всего?

Мы дружим с Олей Кузьминой и Катей Кузнецовой. А также очень тепло общаемся с Лерой, которая играет повара молекулярной кухни. Лера еще совсем юная, только-только вступившая в большое плавание актриса. Она напоминает меня в начале пути, мои переживания, сомнения, метания и беспокойства. Я сразу почувствовала к ней какое-то расположение, мы несколько раз обсуждали ее сцены, говорили о ее линии. Лера всегда все воспринимает с открытым сердцем. Не знаю, помогла я ей или нет, но мне хотелось подсказать ей что-то полезное. Лера, кстати, призналась, что поначалу меня побаивалась, даже обращалась ко мне на «вы». Представляла меня совсем другой… Может, перепутала меня с моим персонажем. (Улыбается.)

Или опасалась, что вы, с высоты своего опыта и популярности, не захотите общаться с начинающей актрисой…

Думаю, к Лере это не относится, но вообще ощущение, идущее от некоторых людей – якобы я уже схватила «звездочки» – для меня неприятно. Как будто люди, отмечая движение в моей карьере, только того и ждут, что я вот-вот заболею «звездной болезнью». Если я делаю какие-то замечания по делу, то совсем не следует думать: «Аа-а, крыша-то у человека уже поехала»… Меня это, конечно, огорчает, ведь театр, кино – это коллективное творчество, и результат зависит от всех.

Вы полагаете, вам это совершенно не грозит? Испытание «медными трубами» – одно из самых сложных…

Популярность пришла ко мне недавно, я ведь уже не девочка, которую может «понести» и которая не имеет внутреннего понимания, что есть профессия и работа. Меня и родители так воспитывали, что я не имею права останавливаться, я должна стремиться к развитию, расширять границы. Почивать на лаврах «Кухни» – реальная опасность, мне всегда хочется нового – ролей, историй, атмосфер…

Лере вы давали советы профессиональные, а Ольге, которая недавно родила сына, – материнские… Что вы можете посоветовать молодым работающим мамам?

Когда решаешь, как у нас говорят, «заводить ребенка», нужно серьезно подумать, кто будет рядом с ним, когда ты выйдешь на работу. Мне повезло с моей семьей и нашей няней – я без ущерба для психологического становления дочери смогла вернуться в репертуар театра, когда ей исполнилось 9 месяцев. Детский же сад представляется мне явлением довольно кошмарным. Никто пока не может убедить меня, что там к моему ребенку будут так же внимательно, тонко и душевно относиться, как в семье. А еще я советую всем мамам задуматься о такой теме, как естественное роды. Я за природный ход событий, за грудное вскармливание – настолько долго, насколько возможно. И развивайте свою интуицию, слушайте свое сердце, это самое важное: главные подсказки там.

Вы помните первое «личное» знакомство со своей дочерью?

Конечно. Когда мы впервые остались наедине, первым делом я ее распеленала и голенькой положила себе на грудь. Чтобы дочь слышала мое сердцебиение, к которому привыкла за девять месяцев. Полина тут же успокоилась и заснула. Это было неописуемое чувство единения, любви, ответственности, волнения – всего сразу. Я чувствовала дыхание дочери, ее тепло, а она – мое. И это совершенно незабываемо…

Вы хотите еще детей?

Да. Я мечтаю о рождении сына…

 

Материалы по теме

Новости партнеров Реклама

Комментарии

, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка