Добавить

Фанфикшн по сериалу "Великолепный век"

Наваждение Сулеймана

Комментарии 4
cheerleaderc@list.ru
25 Сентября 2012 01:10
Название: Наваждение Сулеймана
Автор: CheerleaderC
Размер: это будет длинный текст — миди, а может быть и макси!
Пейринг/Персонажи: Сулейман/ОЖП (оригинальный женский персонаж, Бали-бей/ОЖП и другие
Категория: гет
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: от G до PG-13 (думаю, за рамки рейтинга не выйду))))
Краткое содержание: в гарем султана Сулеймана доставляют новую наложницу, потерявшую память. Она не помнит, откуда родом и как ее зовут, но ее красота создает серьезные проблемы. Законная жена Сулеймана, Хюррем, сразу обращает внимание на возможную соперницу и собирается найти способ извести ее. Но юная красавица тоже оказывается с характером...
Примечание: мой первый фанфик, сильно не ругайте. Темка будет часто обновляться, так что заходите почаще)))

Наваждение Сулеймана

Моя прежняя жизнь кончилась, когда море выбросило меня на турецкий берег. Впрочем, если задуматься, она кончилась гораздо раньше – когда варвары подстерегли меня, схватили и притащили на корабль, что направлялся в Стамбул. Он доставлял груз султану Сулейману, которого не зря величали Великолепным: ему уже принадлежала половина мира, отвоеванная армией его безжалостных янычаров, но он все продолжал жестокие битвы в надежде стать властелином всех земель на свете.
Живой груз везли к нему из разных стран: воину требовался отдых от кровавых забав, и лучшие женщины мира должны были его обеспечить. Никто не спрашивал их мнения: каждая ступившая на проклятый корабль лишалась собственной воли, прошлого, даже имени – чтобы войти во дворец султана рабыней, покорной воле своего владыки.
Так оказались здесь десятки женщин, так оказалась здесь и я. Впрочем, я мало что помнила о том, как здесь оказалась — как не помню, откуда я и куда направлялась. Должно быть, это из-за раны на затылке, что болела, кровоточила и заставляла голову кружиться. Как я получила ее? Этого я, как ни силилась, вспомнить не могла.
Вот все, что я знала: там, откуда я родом, полгода падает снег, а люди говорят на дивном мелодичном языке, не имеющим ничего общего с ужасной речью моих тюремщиков. Пытаясь заговорить со мной, они коверкали знакомые мне слова, и я отказывалась вступать с ними в разговор. У меня сжималось сердце при одном лишь звуке их отвратительной гортанной речи, а их темные, иссушенные морскими ветрами лица казались жуткими рожами демонов.
Впрочем, нужно отметить, что у своих тюремщиков я была на особом счету. В отличие от других рабынь, которых держали в трюме, словно скот, мне выделили отдельную каюту. Она была мала и темна, словно чулан, однако я по крайней мере наслаждаюсь одиночеством — в те моменты, когда вокруг меня не суетился врач со своим помощником, а охрана не маячила на пороге. Вероятно, они боялись, что я убегу — вот только куда? Вокруг меня было лишь море.
Вы спросите, откуда мне была известна цель нашего путешествия? Я отвечу: это было первым, что мне сообщили, едва я очнулась на палубе в луже морской воды. Сообщили, не дожидаясь моих вопросов.
– Ты — собственность султана Сулеймана, – грубо сказал мне один из тюремщиков, свирепо глядя на меня из-под кустистых бровей. Голова его была замотана грязным тюрбаном, а сам он весь пропах морской солью и потом, так что я попыталась отодвинуться, когда гадкий иноверец наклонился ко мне слишком низк. Но он лишь больно схватил меня за руки и тряхнул, заставляя посмотреть не него. – Твоя жизнь принадлежит ему, так что не смей больше так делать, иначе тебе не поздоровится!
Признаться, я понятия не имела, о чем он говорил, и была слишком слаба, чтобы уточнять. Перед глазами все плыло, меня мутило, и, не дослушав, я снова провалилась во тьму.
Когда я пришла в себя в следующий раз, оказалось, что я лежу животом вниз на узкой кровати в маленькой темной комнатке. Единственным источником света было крохотное окошко у самого потолка. За стеной раздавались резкие голоса, и от одного их звука у меня застучало в висках. Сбоку послышалось какое-то движение, но я едва отреагировала. Слабость была такая, что окажись я смертельной опасности, едва ли у меня бы достало сил защищаться. Так что я даже не повернула головы на звук — лишь на секунду прикрыла глаза, пытаясь остановить вращение комнаты.
– Очнулись, ханим? – голос был совсем молодой, почти мальчишеский, и говорил на моем языке с легким акцентом.
Я с трудом скосила глаза, чтобы посмотреть на говорившего, но ничего не ответила. Человек подошел ко мне и наклонился. Усы, борода, – не так уж оказался и молод. И только глаза, черные и блестящие, смотрели по-юношески пытливо.
– Хотите пить?
Я попыталась сглотнуть — и лишь тогда обнаружила, что в горле пересохло. Не дожидаясь моего ответа, гость поднес к моим губам кувшин с водой и помог сделать несколько глотков.
– Вот так... – приговаривал он, пока я пила. – Вот так, хорошо...
Голова у меня болела так, словно ее раскололи надвое, и я осторожно подняла руку, чтобы пощупать затылок.
– Голова... – сипло сказала я. – Что со мной?
– Нет-нет, не двигайтесь, – тут же забеспокоился юноша, отставляя в сторону кувшин. – Вы просто ударились, но Мехмет-ага говорит, что с вами все будет хорошо.
– Мехмет-ага? – повторила я незнакомое имя. – Кто это?
– Это доктор, ханим. Не беспокойтесь, просто отдыхайте.
Последние слова донеслись до меня словно в тумане. Должно быть, я теряла сознание еще несколько раз, прежде чем вернуться к жизни окончательно. Я говорю — вероятно, потому что не помню этого точно. Но каждый раз, когда я приходила в себя, рядом со мной оказывались то прежний юноша, то нелюдимый бородатый старик, больно щупавший мой затылок, то два мрачного вида стражника, приносившие еду (к ней я не прикасалась) и о чем-то спрашивавшие врача на своем отвратительном языке, то свирепый человек, что угрожал мне в первый раз. Я упорно не отвечала на вопросы тюремщиков, делая исключение лишь для молодого помощника врача — его, я уже знала, звали Фарух – что с самого начала относился ко мне бережно и уважением. Кроме того, он говорил на моем языке лучше всех.
Именно от него я узнала, кто тот султан, к которому плывет корабль, и какая участь всем уготована пленницам — включая меня. Фарух не без удовольствия рассказывал мне о роскошном дворце Сулеймана, о войнах, которые тот выиграл, и о том, какая жизнь ждет меня, когда мы доберемся до места.
– Говорят, у султана Сулеймана в гареме двести наложниц, – тихонько рассказывал мне Фарух. – И на одной из них, по имени Хюррем, он женился. Она была русской, как и ты, ханим. Кто знает, может, и тебя ожидает такая участь?
Он явно хотел подбодрить меня, разворачивая предо мной роскошные перспективы, однако меня его истории лишь пугали. Все, что я слышала — это весть о своем происхождении. И пускай в моих туманных воспоминаниях ничто на нее не отозвалось, все во мне восставало против позорной жизни наложницы, одной из двух сотен женщин, которые делят на всех одного мужчину. У меня не было сомнений — там, откуда я родом, такое непотребство было бы просто немыслимо.
Едва голова начала немного проходить, как я тотчас же начала думать, как уклониться от этой перспективы. Бежать! Вот единственная мысль, что меня занимала. Бежать, куда угодно, лишь бы прочь с этого корабля. Вот только как?! У входа в каюту все время дежурили охранники, в окошко под потолком не пролезла бы и корабельная крыса, а сама я была слишком слаба, чтобы надеяться доплыть до суши, если бы даже мне и удалось спрыгнуть в море.
– А что ты знаешь обо мне? – допытывалась я у Фаруха.
– А вы ничего не помните, ханим?
Я лишь качала головой. Мой помощник оглядывался на дверь, а потом переводил на меня виноватый взгляд.
– Я не могу ничего рассказывать, – едва слышно шептал он. – Мне запрещено!
И как я его ни уговаривала, нарушить запрет он так и не решался.
Время шло, мне становилось лучше, а любопытство становилось нестерпимым. Я даже решила нарушить молчание и заговорить со свирепым тюремщиком, что так строго отчитывал меня, когда я впервые пришла в себя. Но и он не удостоил меня ответом. Лишь задал пару вопросов врачу и его помощнику, а потом, кивнув, что-то грозно сказал им и вышел, не глядя на меня.
– Челик-бей наказал ничего вам не говорить, – виновато сказал мне Фарух, когда его учитель на минуту вышел. – Сказал, что будет лучше, если вы все забудете.
Так что теперь к боли в затылке, что, похоже, отказывалась окончательно меня покидать, прибавилась тяжесть на сердце. Что скрывали от меня эти люди? Как я сюда попала? Где получила сво рану? И главное, кем была до того, как оказаться здесь?..
0
padishakh@list.ru
25 Сентября 2012 14:04
уже догадываюсь, что будет дальше, но читается легко. так что жду проду
0
roksolana89@list.ru
26 Сентября 2012 12:10
По-моему, вполне милое начало. Надеюсь, продолжение будет! У меня вот не хватает терпения писать миди и макси.
0
rocksy_rocksy@mail.ru
26 Сентября 2012 12:26
прикольно! хочу продку. когда будет?
0
, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:

Новости партнеров Реклама

Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка