Добавить

Фанфикшн по сериалу "Великолепный век"

Кошмар Хюррем Султан, автор Lola Shego

Комментарии 5
roksolana89@list.ru
26 Ноября 2012 00:25
Кошмар Хюррем Султан
Автор: Lola Shego
Персонажи: Хюррем и Махидевран, остальные упоминаются вскользь
Рейтинг: G
Жанры: джен, юмор, пародия, стеб
Размер: мини
Статус: закончен
Описание:
Пародия на 18 серию. После встречи с Лео во дворце Хатидже Султан, Хюррем начали сниться кошмары.
В один из них явилась сама Махидевран Султан в роли совести нашей Хасеки.

Посвящение:
Esil - Via за огромную помощь =3
Capriolle за вдохновение )

Примечания автора:
А я говорила, что с каждой будущей работой-стёбом по "Великолепному веку" буду уходить во всё больший бред и переключать речь на современную всё больше и больше...
Увы, ничего не могу с этим поделать

Хюррем снился необыкновенный сон... он был вроде хорошим, а вроде и плохим. Вся еда во дворце ожила и теперь охотилась за ней под предводительством Лео. Лео... он ведь живой... какая печаль... пойти поесть, что ли...

Внезапно на кровать упало что-то крайне тяжёлое и массивное. Судя по всему, то был человек. Он приблизился к уху Хюррем и прогундосил:

– Хюррем... Хюррем... Хюррем...

…На что Хасеки что-то нечленораздельно пролепетала и перевернулась на спину.

– Хюррем. Хюррем!.. – незнакомый голос наполнялся раздражением. – ХЮРРЕМ!

– А? – раздражённо открыла глаза женщина и тут же, увидев Махидевран Султан, заверещала не своим голосом прямо в одеяло.

Махи довольно подложила ладонь под подбородок и улыбнулась.

– Ты!.. – выдавила Хю. – Что ты тут забыла?! Убирайся!

– Думаешь, я так просто уйду? – сладко протянула Махидевран, прикрыв веки. – Я пришла поговорить с тобой.

– Тебе что, повылазило?! Хочешь денег?! Они там, за зеркалом! – дрожащий перст Султанши указал на большое зеркало в другой части комнаты. – Только уходи! – спряталась под одеялом Хасеки.

– Хм… – протянула в ответ мать Мустафы, всё-таки задумавшись над щедрым предложением соперницы. – Деньги – это хорошо.... – затем, опомнившись и вспомнив цель своего прихода, она чуть приблизилась к Хюррем, которая все еще была под одеялом, и зашептала: – Мне нужна ты-ы!..

Хюррем задрожала как осиновый лист, надеясь, что одеяло её закроет от всех бед в лице Махидевран. Однако голос матери старшего наследника вроде как не изливал гнев или недоброжелательность. Почувствовав на долю секунды спокойствие и уверенность в том, что при опасности она кинет в Махидевран подушки и струсит из покоев, женщина высунулась по нос и выдала новый вопрос:

– Что тебе от меня нужно?..

– Лишь правда, – улыбнулась Махидевран. – Скажи правду! – голос её на минутку повысился, но она тут же, придя в себя, успокоилась и заговорила более мягко: – Я не враг тебе, Хюррем, не сейчас. Я помогу тебе очистить твою совесть, тебя больше не будут мучить кошмары. Лишь... – султанша едва заметно ухмыльнулась, – скажи правду. И все. Твоим страданиям придет конец.

Хюррем чуть поёжилась и сложила губы формой перевёрнутой подковы.

– А можно?.. Хотя… ты что, моя совесть, что ли, чтобы я тебе что-то там рассказывала!

– Да, именно… – до ужаса обрадованная султанша едва сдержала смех, вкушая свою победу. Глупенькая Хюррем…

– Во чудеса, – хохотнула Хюррем, уже по шею высунувшись из-под одеяла. – Главная курица дворца оказалась совестью Хасеки Султан.

– Э-э, поаккуратней со своей совестью! – буркнула обиженная Махидевран, пихнув Хюррем ближайшей подушкой. – Обращайся со мной как подобает! Например, Гюльбахар или «бро», или можно просто «Махи», коли тебе неймётся.

Хюррем ухмыльнулась.

– Махи... звучит по-дурацки… – а что? «Искренность – моё второе «я» – вот девиз нашей Хасеки. – Ладно, так я действительно тебе все могу рассказать? – удивленно вопросила султанша: уже в который раз.

– Все. Говори как есть… – Махидевран начинала нервничать, но виду не подала.

– В общем, - султанша чуток шмыгнула носом для пущей верности. - Лео... он... я его не знаю. И никогда не знала.

Рука Махи слилась с лицом.

– Не ври совести, – пальчик Гюльбахар укоризненно-угрожающе покрутился перед лицом Хюррем. – Я все твои замашки знаю, дорогая. Не первый год под одной крышей живём.

– У нас разве крыша? – задумчиво протянула Хюррем, будто не понимая, о чем речь.

– Да, дорогая, крыша. Курятника, сама же говорила. Куда ни посмотри, одни курицы, – продолжать глубокомысленную психологию Гюль не хотелось, так что она вновь состроила лицо совести и чуть ближе приблизилась к Хасеки. – Давай рассказывай мне всё. Что ты думаешь о Лео?

– А я что, должна о нем думать? – начала врать Хюррем. – Он мне вообще кто? – Хюррем не могла дать правде всплыть, даже если перед ней сейчас её совесть.

– Друг, брат, отец, сын, племянник, дядя, сосед, партнёр... – по пальцам начала пересчитывала Махи, последнее слово особенно выделив интонацией, на что Хю вспыхнула. – Слушай, подруга, я тебя знаю. И видела, как вы смотрели друг на друга. Что, раньше любили друг друга, что ли?

– Он... принимал у моей мамы роды. Меня, то есть... – неожиданно вырвалось у Хю.

Глаза Гюль превратились в два вопросительных знака.

– А на вид вы почти ровесники... Ну да ладно, – Махидевран из ниоткуда выкурила бумагу и перо, начав записывать всё, что скажет Хюррем. Ей так и хотелось сказать этой рыжей бестии: «Всё, что ты сейчас скажешь, будет использовано против тебя, а-ха-ха-ха!» Но, сами понимаете, конспирация – это наше всё. – А теперь, милая, скажи мне прямо...

– М-м? – Хюррем около кровати отыскала поднос с халвой и теперь довольно упихивала деликатес за обе щёчки.

– Ты... – напряжённо протянула Махи, – ...любишь Ибрагима-пашу?!

От такого вопроса Хюррем аж подавилась, чем вызвала довольную реакцию со стороны Гюльбахар. Однако ненадолго. Хюррем неожиданно засмеялась, причем так громко, что могла бы разбудить весь дворец. Махидевран в удивлении глядела на султаншу, а та лишь громко смеялась, словно сумасшедшая. Когда Хюррем закончила смеяться, она тут же засунула себе в рот еще халвы, и прямо с набитым ртом пробурчала:

– Я люфлю Шулеймана!

– Да конечно! – хохотнула в ответ Махидевран. – А что, уже забыла, как мы все: я, ты, Гюльфем и Хатидже делали для любимых людей вместе с Шекер-агой тортики? Я тогда подарила Мустафе, Хатидже – Валиде, Гюльфем сама съела, а ты... ты, дорогая, сделала два: один Сулейману, один Ибрагиму...

– Так второй был отравлен, – расширила глаза Хюррем. – Ты ж моя совесть, должна вроде знать об этом.

Хюррем султан тут же пожалела о сказанном, но было поздно.

– Я не могу помнить все твои плохие делишки, – проговорила Махидевран, подметив, что Хюррем начинает болтать. Усиленно болтать.

Смекнув, что если сейчас попробовать один древний способ, то Хюррем можно будет точно вывести на чистую реку. Незаметно потерев ручонки в адском оскале, Махидевран поудобнее устроилась на кровати и осторожно потыркала с подноса Хасеки пару штучек халвы.

– Обнаглела, – констатировала Хю, продолжая есть.

– Давай сыграем с тобой в игру... – если бы Хасеки Султан жила в наше время, то испугалась бы этой фразы... – Я спрашиваю тебя, а ты отвечаешь только «да» или «нет». Быстро. Безо всяких задумок и раздумок. Договорились?

– М-м, - утвердительно кивнула Хюррем, намереваясь дожевать и проглотить всё содержимое рта до начала игры, что не слишком умело получалось.

– Любишь морковку?

– Да.

– Любишь Сулеймана?

– Да.

– Хочешь погулять?

– Да.

– Со мной?

– Нет.

– Была в Японии?

– Нет.

– Любишь яблоки? - вернулась Махидевран к кулинарии.

– Да.

– Рахат-лукум? - вопросы и ответы становились всё быстрее.

– Да.

– Щербет?

– Да.

– ...Ибрагима-пашу?

– Да.

Махидевран удивленно вскинула брови, а Хю испуганно завертела головой в разные стороны.

– Нет-нет, так нечестно! Ты подвела меня! – оправдывалась она.

– Не подвела, а подстебала, – спокойно ответила Махидевран. Для завершения образа женщине оставалось только очки поправить на переносице, мудро прикрыв глаза.

– Что? – сказанное слово было явно не из лексики 16 века, на что Хюррем и удивилась.

– А приезжали послы как-то из Европы. Ибрагим поделился словом, – и опять Махидевран сделала ударение на первом слове последнего предложения. – Не-не, Хюррем, я не позволю тебе меня отвлечь! Рассказывай, что чувствуешь к Ибрагиму?

– Я его ненавижу-у! – грозно протянула Хюррем, почти краснея от злости. – Он у меня Сулеймана отбивает! – констатировала факт султанша.

– В смысле? – округлила глаза совесть. – Как мужчина может отбивать мужчину?

– Ну, знаешь, не только тебе Ибрагим рассказывает интересные вещи. Мне он тоже кое-что рассказал. В Европе их называют геями, – шепнула султанша на ухо собеседнице, и подмигнула ей.

– Кхм... – покраснела Гюльбахар, но внезапно до неё дошёл основной смысл сказанного. – Ибрагим не такой!

– С чего ты взяла? – лукаво улыбнулась Хасеки.

– Да с того, что он тебя обожает, да и вообще женат на Хатидже Султан!

Для Хюррем не новостью была вторая часть предложения, однако вот первая… Нет, ну порой случалось, что реакция Ибрагима на Хасеки Султан была несколько странной для женатого мужчины, но всё же… нет, ну понятно, как спорила сама с собой Хюррем, что она сама по себе женщина красивая, образованная, вот только несколько стервозная, но ладно уж: какая женщина в душе не стерва?

– А это для виду, – хохотнула Хасеки. – Откуда нам знать, бывает ли у них с Хатидже Хальвет?

– А дети?..

– Их нет, – округлила глаза Хасеки. – У них же брак не «по залёту». Так что, Махи, вот, собственно, моим словам подтверждение. Потому и пытаюсь его убить. Боюсь, скоро Ибрагим попадет на хальвет вместо меня, – прошипела Хюррем.

– Надо помешать ему! – громко закончила Гюльбахар, впервые в жизни встав на сторону Хюррем.

Несмотря на всё, наша прекрасная звезда дедукции под псевдонимом "Махи" поняла краем сознания, что если сейчас она сведёт Ибрагима с Хюррем, то вакантное место рядом с Сулейманом будет торжественно открытым. А Хатидже Султан... Она у нас женщина понимающая… И не будет возражать, скорее всего. Хотя, нюни точно распустит. А потом объявят день трагедии. Гюль тут же все это представила, да так, что её чуть не перекосило от столь слюнявого дня. Ну а Ибрагим? Если он действительно гей, то… теперь и с ним ей придется бороться…

Так стоп, окончательно запутались, пока распутываться. Если Ибрагим гей, то нужно ему помешать. Вместе с Хюррем. Так, правильно. И в процессе она превратит его обратно в натурала, иначе она не Махидевран Султан. Затем она, также в процессе, сведёт тайком Ибрагима и Хюррем, а сама шмыг – и к Повелителю.

Похвалив себя за столь гениальные размышления, Гюльбахар довольно ухмыльнулась, подхватила под руку султаншу Хюррем и две ныне-подруги двинулись воплощать свой план в действие.
0
cheerleaderc@list.ru
26 Ноября 2012 00:55
Детектор лжи просто прекрасен! Я прямо так и вижу, как это все происходит! Офигенный фик! Надеюсь, будет и продолжение...
0
rocksy_rocksy@mail.ru
3 Декабря 2012 09:52
я так смеялась !!! очень-очень круто ! автор вообще люблю ваши фики ! пишите еще !
0
vek.fan@list.ru
3 Декабря 2012 10:02
да, детектор лжи зачотный! хороший фик, да. смешно и мило!
0
padishakh@list.ru
3 Декабря 2012 10:13
Шикарный фик! Очень вхарактерный - такая тут Хюррем, ух! И Мохидевран непреклонная - цепкая, как детектор лжи, правда что! Все сразу выведала))
0
, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:

Новости партнеров Реклама

Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.
Рассылка